Category: производство

кот

Что за фигня? Бассейн Пермский, а нефть добывают американцы!

США, обошли Россию по добыче нефти, став мировым лидером


По оценкам министерства энергетики США, это лидерство сохранится до конца года и в следующем году

Collapse )
promo anatoligreen november 5, 2017 04:13 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо блок свободен абсолютно для всех
кот

Про совейское качество...

Случилось это на заводе, где делали магнитофоны Аэлита-102.

У нас там тоже КБ было, где куча импорта валялось, разбирали и передирали чего стоящего...

Ну завод, естественно, военный - других тогда не существовало...

И делали там ПВО пороховые ракеты.
А к ним шёл блок питания на основе электрической сверхскоростной турбинки на пороховых газах.

Время жизни ракеты всего 50-70 секунд, но подшипники проверялись выборочно из партии, чтоб работали не менее 5 минут. Крутили до взрыва, ибо всё равно он на выброс шёл.
Рекорд был 7 минут 30 секунд.

Ивот приключилось такое, что в японском пляжном магнитофоне попался подшипник того же размера. Ну и решилои его на стенд поставить.
Запустили...
Воет.
5 минут воет...
10 минут воет...
15 минут воет...
Кассеты со сжатым воздухом переключились, компрессор включился, народ со всего цеха сбежался посмотреть, что за подшипник такой чудесный...
20 минут воет...
25 минут воет...
Взрыв!
29 минут, 40 секунд...

Ширпотребный подшипник из пляжного японца оказался в 4 раза надёжнее, чем ЛУЧШИЕ в СССР подшипники с военной приёмкой из "секретного" сплава!

Вот так!

кот

Как уничтожили проект, равный атомному (Часть 2)

Людмила ГЛАЗКОВА, “РФ сегодня”

В новой книге Анатолия Салуцкого “Из России с любовью” с документальной точностью описано заседание Политбюро ЦК КПСС перестроечных времен. Оно проливает свет на то, как уничтожалась микробиологическая отрасль промышленности. Это впечатляет. Соответствуют ли изображенные события действительности? Слава Богу, пока есть у кого спросить. Персонаж романа, тогдашний министр медико-биологической промышленности СССР, выведенный в тексте под настоящим именем — Быков Валерий Алексеевич, ныне профессор, академик РАМН и РАСХН, директор Всероссийского
научно-исследовательского института лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР РАСХН)


Спекуляции на лозунге
здоровья человека

В. Тутельян убежден в том, что неотразимость воздействия стратегии “зеленых” основывается на запугивании людей.

— Они, не стесняясь, прибегают к самой опасной демагогии, спекулируя лозунгом здоровья человека. А здоровье — многокомпонентное понятие. Без белка человеческий организм хиреет. Перед вами человек, который 40 с лишним лет назад ел мясо с БВК. И не умер.

Медики, животноводы, микробиологи в составе межведомственной бригады во главе с замминистра Минмедбиопрома Михаилом Соболевым ездили на заводы и встречались с местным населением, разъясняли положение дел. Их не слушали. Общественное мнение было запрограммировано погромными выступлениями в СМИ.

— Кто главный у “зеленых”, мы не могли понять. Фигура Яблокова возникла уже на заключительном этапе. Общение с ними не получалось. Вы говорите: “это белое”, а вам в ответ: “нет, это черное”. Они били дуплетом, смешав две проблемы: возможность воздействия на человека газовоздушных выбросов белка и его вредность для животных и через пищевую цепочку — для людей. Оценки испытаний более 20 научно-исследовательских учреждений во внимание не принимались. Наука-де выполняет заказ власти, — вспоминает Нина Градова, замдиректора по научной работе разработчика технологии БВК — НИИ “Синтезбелок”.

— Писали всякую чушь: что от кормового белка сдохли все крысы на БХЗ. Случись это — нам бы дали Нобелевскую премию. Человечество веками не может придумать яд от крыс, — дополняет В. Тутельян.

— Однажды нам позволили провести теледискуссию с Яблоковым, где его положили на лопатки. Больше на Центральное ТВ пробиться не удалось, — говорит А.Найдин. — Зато на нас лилась сплошная хула. У меня имелся выход на программу “Взгляд”: Саша Любимов — сын моей приятельницы. Я к нему. Саша, вот так и так. Ты вроде бы на стороне объективности. Скажи правду в своей программе. Он отвечает: “Это не ко мне, это к начальству”. А начальство, как его, — Анатолий, толстенький с усиками, в очках... Ну стало понятно, что поступила команда. Может, и не прямое указание, а косвенное. Иначе почему никакие аргументы с нашей стороны не принимались? Почему Институту иммунологии, науке, не верили, а каждому слову Алана Чумака, он тоже приезжал в Кириши, внимали как божественному откровению? В Павлодаре мы пробились на телевидение, но там к ответам наших специалистов подверстали видеоряд — обезображенную выжженную землю, воронки, стрельбу. Специалисты рассказывают, как микробиология работает на человека, а на экране — смерть. Видимо, журналистам дали команду “фас”.

Один из героев книги Салуцкого высказывает предположение, что закрытием папринового производства Горбачев давал понять заокеанскому партнеру о намерении добровольно отказаться от стратегического паритета. Сначала пустить под нож биотехнологии и поставить точку на бактериологической программе. А там в ликвидационной очереди дойдет черед и до ядерной программы. Ну ладно роман. Но вот реальное лицо, президент Союза за химическую безопасность, доктор химических наук Лев Федоров тревожится в электронном бюллетене “Экология и права человека”: “Мы не знаем, начал ли завод БВК (имея в виду Ангарский БХЗ) работать на биологическую войну, ради чего его строили. Такие предприятия, — разъясняет он сибирякам, — хороши тем, что производят что-то в мирное время, но являются предприятиями двойного назначения”.

— Видимо, “экологи” выступали не только как защитники природы, но и как борцы за мир?

— Что они имели в виду, не берусь отгадывать. Но “зеленые” сработали намного лучше ЦРУ. Уж больно скоординированно все делалось, — считает А. Найдин.

Напрашивается вопрос: помогали ли нашим “зеленым” их зарубежные коллеги? Профильные зарубежные фонды пришли в СССР именно в 1987 году и на несколько лет стали основным ресурсом отечественного природоохранного движения, указывают исследователи экологической темы А. Болотова, М. Тысячнюк, Д. Воробьев. Окормлялась ли идейно, организационно, материально киришская “6-я секция ВООП” кем-то извне, неизвестно. Но по оценкам самого именитого специалиста по “зеленому” движению, доктора философских наук Олега Яницкого, десять лет спустя гранты западных доноров обеспечивали около 75 процентов финансовых ресурсов российских неправительственных экологических организаций.

Прощай, Минмедбиопром.
Здравствуйте, “ножки Буша”!

Протесты включали “скандализацию” акций. Наивные люди рассматривали ее как стихийный выброс хулиганства, а это один из рекомендуемых в движении “зеленых” форматов борьбы. К антибелковой кампании подключили писателя Даниила Гранина.

— Когда мы встретились с ним, привели аргументы специалистов, он признался: “Я не знал, что такая ситуация”, — говорит В. Тутельян. — “Зачем же вы написали статью против?”. — “Бес попутал”. В другой раз объясняю мэру Москвы Гавриилу Попову, что на самом деле происходит. Он отмахнулся: “Да плюньте вы на них и работайте”.

Но травля продолжалась. В июне 1989 года Волгоградский клуб “Экология” проводит Всесоюзную научно-практическую конференцию “Движение городов по запрещению микробного белка”. Она принимает резолюцию с требованием закрыть все заводы БВК и ликвидировать Министерство медико-биологической промышленности. Одна из организаторов конференции С. Умецкая позже избирается в Госдуму.

— Законодательная власть пошла на поводу у крикунов, — говорит В. Тутельян. — Как принимались решения? Сидят представители из пяти комитетов союзного парламента, обсуждают. Встает молодой депутат: “Я, конечно, не специалист, я шофер. Но жировая инфильтрация печени животных, получавших БВК там-то и там-то, показывает, что это мясо вредно для человека”. Я объясняю: “У медицины нет вопросов к качеству этой продукции. Ее безопасность многократно доказана. А жировую инфильтрацию печени мы в эксперименте специально вызывали. Как вы относитесь к подовым батонам из муки высшего сорта за 2 рубля 90 копеек? Хорошо? Ну а если вас посадить только на этот хлеб и ничего больше не давать, через три недели у вас будет жировая инфильтрация печени. По причине недостатка лизина, такой аминокислоты. Стоит ее добавить и инфильтрации не будет”. “Ну да, ну да, но я считаю, что это опасно”.

Какую позицию занимает Политбюро ЦК КПСС, выяснилось на его заседании, куда министра Валерия Быкова пригласили с отчетом. Коротко, с некоторыми цитатами, перескажу описанный в романе эпизод.

Перейдя к вопросу о Минмедбиопроме, Горбачев впал в раздражение. Конкретной критики не было, он “накручивал, разогревал ситуацию, показывая членам Политбюро свое отношение к вопросу, создавая атмосферу недовольства и, по всему судя, готовя почву для оргвыводов. Похоже, он опирался не на докладные записки специалистов, а на мнение киришских “инициативщиков”.

Но то были лишь цветочки. Продолжая накалять обстановку, он вопросил, почему министр не выполняет постановление Политбюро и решение ЦК по заводам. Вместо ожидаемого оправдания Быков неожиданно ответил, что... таких решений никогда не было. Горбачев растерялся и глянул на заведующего Общим отделом ЦК Болдина. А Быков, не сбавляя тона, пояснил, что принималось лишь решение Правительства. В зале наступила тишина. В пору перестройки партия демонстративно старалась не вмешиваться в хозяйственные дела. “Обнаружилось, что Горбачев попросту не подготовился к обсуждению вопроса, а гневная раздражительная увертюра основывалась на некоем мнении, почерпнутом вовсе не из документов. Кто-то накачал генсека”. Он даже извинился за накладку перед Быковым. Но министр не поспешил с трибуны, а, пользуясь возможностью, задал давно волновавший его вопрос: “В прессе за год было 242 критические публикации по министерству. На них мы дали 242 опровержения. Почему никто, включая “Правду”, не опубликовал ни одного из них?” Быков демонстративно посмотрел в сторону Александра Яковлева. Тот сосредоточенно углубился в изучение бумаг.

Министру стало окончательно ясно, что отрасль гробят сверху.

В ноябре 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление “О неотложных мерах экологического оздоровления страны”. Оно предусматривало с 1991 года прекращение производства кормового белка из парафинов нефти. Заводы рекомендовалось перепрофилировать.

— Но они не подлежали перепрофилированию, так как были заточены под конкретные технологии! — восклицает А. Найдин. — Принятое решение означало смерть технологий и микробиологической промышленности.

— Вы не сгущаете краски?

— Нет. Это была не просто трагедия. Вы понимаете, что такое почти полтора миллиона тонн белка? Сразу же упало птицеводство, которое не может развиваться без белка, а закупить его тогда за границей было не на что. Откуда “ножки Буша” взялись? Мы содержим птицефабрики США до сих пор. Только сейчас, через 20 лет, отрасль стала восстанавливаться.

— Депутат Госдумы, бывший министр сельского хозяйства Виктор Семенов, обещает, что года через два-три Россия достигнет по производству мяса птицы уровня 1990 года.

— А животноводство до этой планки еще лет 20 поднимать. Главное-то — кормовая база.

Мавр сделал свое дело

Многие представляют “зеленых” милыми наивными спасателями живого мира. То они, как А. Яблоков, китов стаскивают в родную водную стихию, то нежно обтирают обмазанных нефтью уточек. Смотришь и умиляешься. Гуманисты и прогрессисты. На Западе их движение зародилось как форма противостояния обществу потребления, которое непрерывным ростом производства массированно разрушает природу на всей планете.

Отечественные “зеленые” в годы перестройки экологическое неблагополучие вывели напрямую из органических дефектов социализма как строя с “нечеловеческим лицом”. В вину советскому руководству поставили освоение целинных и залежных земель, строительство каскада гидроэлектростанций на Волге и АЭС, политику химизации сельского хозяйства и т. п. Не знаю, чьим инструментом они стали, но факт налицо: им удалось разрушить целую отрасль. Недаром историю экодвижения в Киришах социологи оценивают как пример одного из самых результативных общественных действий начального периода перестройки на всем постсоветском пространстве.

О сегодняшнем дне Киришей повествует знакомый нам “эколог” В. Васильев. Район лидирует в областной экономике благодаря НПЗ “Киришинефтеоргсинтез”, “дочке” “Сургутнефтегаза”. Компания инвестирует 12 миллиардов долларов в строительство здесь завода “Кириши-2” годовой мощностью 36 миллионов тонн нефти. Предприятие станет крупнейшим в Европе комплексом глубокой переработки нефти. В феврале этого года на заводе побывал В. Путин (это уже добавляю я). ГРЭС, вторая по мощности в регионе, тоже увеличивает свои производственные обороты. ОПКБ ТБМ разделилось на несколько АО, высокотехнологичное производство пока в полной мере не востребовано. Биохимический завод производит главным образом водку “Тигода”, пользующуюся большим спросом в Санкт-Петербурге и области. Городские производства, констатирует В. Васильев, сохраняют высшую категорию экологической опасности.

Но о пассионарности киришских “зеленых” можно говорить только в прошедшем времени. Экодвижение “рутинизировалось”, резюмирует социолог О. Цепилова. Для горожан особую остроту приобрели социально-экономические проблемы.

А что с другими заводами БВК?

Сведения о новополоцком БХЗ я нашла в Интернете на городском портале. Автор сообщения явно не “зеленый”: “Могущественного завода БВК больше нет, хотя здесь люди делали много хорошего не только для сельского хозяйства республики, но и для города. С экологической точки зрения он был гораздо менее вреден, чем НПЗ “Нафтан” и нефтехимический завод “Полимир”. Неужели не понятно, как важно было для завода БВК использовать установку получения сырья на “Нафтане”? Извлекать парафины для биопротеина из топлива разумнее, чем закупать дизтопливо “зимних сортов” и биопротеин для сельского хозяйства в Финляндии. Рыночные взаимоотношения разрушили завод. Ущерб нанесен не только предприятию, а в целом нашему благосостоянию. 75 процентов уникального, по мировым стандартам, оборудования уже нет, его “реализовали” как металлолом”.

О Кременчугском заводе упоминается на одном из местных сайтов: “Как сказал городской депутат Василий Чурсин: “Когда-то закрыли завод БВК, так и не проведя экологической экспертизы по нему. Теперь кушаем американские “ножки Буша”.

Запросив в Интернете завод БВК в Волгоградской области, получаю ответ: “Продаю Светлоярский завод БВК, подробности по телефону (номер). Петр”.

А. Найдин подсказывает:

— Кстовский БХЗ делает белковую биомассу на отрубях, но сами дрожжи уже не выращивает. Процесс гораздо менее экономичный и менее изящный с инженерной точки зрения. В Мозыре спирт гонят. В лихую пору везде был срезан и продан нержавеющий металл — на зарплату людям. А мы и без того отстаем по величине металлического фонда от развитых стран. Производство проката из нержавеющей стали в 2006 году по сравнению с 1990-м упало в 8 раз! Там были уникальные аппараты из нержавейки и титана, пригодные для работы в высокоагрессивных средах, с большим давлением. Ферментеры, сепараторы качественные, сушилки, выпарные установки. Все изготавливалось из прекрасных материалов на заводах авиапрома и Минхиммаша. Когда оборудование резали на металлолом, многие технологи со слезами уходили из цеха.

Мы потеряли все инвестиции, вложенные в заводы. Мы полностью потеряли кадровый состав. Промышленных микробиологов прежнего уровня не осталось. Произошел научный откат. Соответственно понизилась планка всех институтов, которые занимались этой технологией, начиная от пищевых и заканчивая фармацевтическими, иммунологическими, пульмонологическими. Уничтожена инфраструктура — подъездные пути, площадки, цехи, растащена приборная техника. А сколько ценной продукции не получено!

Кому выгодно?

— Посмотрим в корень, как учат мудрые. Кви продест (кому выгодно) разрушение микробиопрома в нашей стране? — задаю я вопрос В. Тутельяну.

— Конечно, американцы выгадали. С производством достаточного количества БВК у них отпадали клиенты и появлялись конкуренты в будущем. Они были заинтересованы в прекращении развития этой отрасли. Стратегия развития американского общества на период до 2030 года основывается на трех составляющих — нефть, вода и белок. На долю США, где проживают 5 процентов населения планеты, приходится 45 процентов мирового производства белка. Не зря сою называют новым стратегическим оружием. Вся высокая политика упирается в экономику. Определенные силы ставят чисто экономическую задачу, которая решается множеством способов. Повод найти просто. Методология апробирована. Вбрасывается соответствующая информация. Находятся десятка два-три амбициозных людей, которые хотят добиться каких-то личных целей, например избраться депутатом или занять другую престижную ступень на социальной лестнице. Яблоков, который вообще-то специалист по отлову китов, стал советником Ельцина. А страна отброшена в прорывной технологии и попала в продовольственную зависимость.

Развивая тему, А. Найдин неожиданно произносит:

— Теперь что? Теперь нам корма не нужны. Некого кормить. Поголовья-то нет.

— В минувшем сентябре на сельскохозяйственной выставке “Золотая осень” в столичном ИВЦ (бывшая ВДНХ) В. Путин посетовал на засилье мясного импорта. В прошлом году только за полугодие ввоз свинины увеличился на 30 процентов.

— ?! Он восемь лет руководил страной.

Знакомясь с экспозицией, я подошла к стенду кормопроизводителей и спросила, выпускают ли они белковый концентрат для животноводства. Мне ответили, что скоро начнут. “А из какого сырья?”. — “Конечно, из растительного”. О возможности альтернативы они и не слышали.

На днях глава Минздравсоцразвития Т. Голикова заявила, что в ситуации кризиса надо переориентироваться на лекарства собственного производства. Но их доля на внутреннем рынке составляет лишь 25 процентов. Мы утратили ведущие позиции по производству антибиотиков. Мы сами выпускали субстанции целого ряда витаминов, а сейчас импортируем их. Потеря отечественного витаминного производства — еще одно следствие закрытия Минмедбиопрома.

На сайте киришских “зеленых” сообщается, что в 1993 году Михаил Горбачев организовал Международный Зеленый Крест, базирующийся в Женеве. Ему вручена экологическая премия “Европейская природа” за заслуги в закрытии на территории СССР 1300 опасных производств. Есть ли смысл вспоминать события 20-летней давности? Лес рубят — щепки летят, потерявши голову — по волосам не плачут. Реформы ополовинили реальный сектор. Потеряны стратегические отрасли. Одно авиастроение чего стоит. Но ведь под нож пошли не только ферментеры. Бог бы с ними. Под прекрасные лозунги “Спасутся спасатели” или “То, что хорошо для меня, должно быть хорошо для Родины” срезались ростки будущего технологического уклада, в который развитые страны вступают только сегодня. Осознанно ли, непреднамеренно ли? Были ли “зеленые” всего лишь подручным инструментом в каких-то глобальных технологиях — в конце концов неважно. Важно ответить себе на вопрос: начнем ли мы когда-нибудь учиться на собственных ошибках?

http://russia-today.ru/old/archive/2009/no_06/06_modern_history_01.htm