AnatoliGreen (anatoligreen) wrote,
AnatoliGreen
anatoligreen

Categories:

Пошлость пошлого человека" - неотъемлемая черта любой гомофобии


В одной из философских статей мелькнуло замечательное выражение: "пошлость пошлого человека". С этим сталкиваешься не только в мире гомофобных оценок, но именно здесь, на мой взгляд, оно присутстсвует в наиболее чистом виде.

Речь недавно зашла о кино и актёрах-геях, о мере убедительности их игры в сценах гетеро-отношений (романов, поцелуев и объятий на экране). Пожалуй, список тех, кто будучи геем, играл "натуралов" в кино - бесконечен. От Жана Марэ до Юрия Богатырёва

Да и "натуралов" в роли геев тоже более чем достаточно. ("Одинокий мужчина" и "Горбатая гора" - у всех на памяти). Но российское восприятие - специфическая вещь.




"Не всякий зритель готов воспринимать актёра-гея на экране в роли героя-любовника, (гласил один из фейсбучных комментариев). Воображение тут же подскажет сцену в постели, где он.... или его... (туда или сюда) "имеет" реальный партнёр. Ясно, что ваше отношение изменится. Какая уж тут достоверность? Узнав о гей-ориентации актёра, я на фильмы с ним, конечно, не пойду".

Дело не в конкретном комментарии (это дело зрительского вкуса). Однако, важную черту известных гомофобных представлений он всё-таки проясняет.

Речь идёт о незрелой картине мира, в которой сексу отводится центральное место. Так школьник "раздевает глазами" "училку", представляя её в постели, а всё, о чём она "трындит" у доски – остаётся за рамками внимания.


Подростковое сознание проецирует на сложную реальность (социальную, эмоциональную, художественную) детские представления о сексе, - где чисто-биологический, "технический" аспект отношений становится доминирующим и определяет всю сферу восприятия.

С тем же успехом музыка Чайковского или пьесы Уайльда – могут стать поводом для "постельных фантазий" зрителя с участием этих людей. Духовная часть жизни (которая и является её реальным смыслом), ускользает от ребёнка (или гомофоба), для которого культурное и биологическое – неразличимы до степени смешения, находятся вне иерархии, а чаще всего, биологическое – намного важнее культурного.

Но если в зале консерватории фантазии на тему орального (анального) секса композитора в момент исполнения "Патетической" симфонии – явный пример патологии и извращённого сознания, - то чем, интересно, мысли о Жане Марэ (в постели с Кокто) сильно отличаются от "моче-полового" уровня восприятия Чайковского?

Чем вообще "постельное" восприятие семейной пары (независимо от её ориентации) отличается от школьного "раздевания глазами" "училок" в момент учебного процесса?

Но подростку вряд ли объяснишь, что любовь и отношения людей – это не только сексуальная "технология", но ещё и масса сложных, духовных и эмоциональных вещей, которые эту "технологию" наполняют. Он может это знать, но вряд ли чувствовать.

Типичное восприятие гея в гомофобном контексте – происходит исключительно "ниже пояса". Желание исчерпать природу человека постельными "техниками" - абсолютная классика гомофобии, которая так же вечна, как и фантазии гиперсексуального школьника. Но у подростка всегда есть шанс повзрослеть - в отличие от взрослого гомофоба.

Мне трудно представить, что узнав об ориентации Микеланджело, Уитмена, Пруста, Рембо, Дягилева, Нуреева или Пазолини, - гомофобный зритель всерьёз откажется от посещения музеев, концертных залов, классических фильмов. А заодно выкинет айфон и компьтер, к созданию которых приложили руку Тим Кук и Алан Тьюринг. Ведь даже пресловутый Милонов остался верен любимому айфону Apple, несмотря на его "грязное" происхождение. )

Когда-то активист Харви Милк, пожимая руку гомофобной даме-конкуренту в ходе выборных дебатов, пошутил: "Вы даже не представляете, - шепнул ей Милк, - где недавно побывала эта рука, которую вы пожимаете". ))

И это была блестящая пародия на гомофобное сознание, в котором руки человека (не говоря о губах) не могут быть "замараны" "грязным" сексом. Человечество так уж устроено, что нуждается в сексе, - но это не повод делать секс инструментом власти и социальных манипуляций.

Возвращаясь к "пошлости", можно сказать, что пошлость гомофобной картины мира заключается в тупом неразличении высокого и низкого, в смешении культурного и биологического, - в сведении духовной жизни человека к сексуальным техникам. В конечном счёте, в презрении к человеку, который в глазах гомофоба – не более, чем примитивный сексуальный объект.

Гей-культуру принято иногда порицать за внимание к сексуальности, но по сравнению с гомофобами, для которых человек "исчерпывается" его ориентацией, гей-сообщество выглядит настоящей "обителью духовности".

Ведь (в отличие от гомофоба) ни один гей не откажет "натуралу" в праве на "духовную" любовь и глубокие чувства.

Вспомнил забавную историю о том, как в одном из советских "интеллигентых" домов хозяйка держала на стене фотографию Жана Марэ – в виде эталона "настоящего мужчины". Пока ей кто-то не сказал об ориентации актёра. Больше это фото никто не видел...

Привычка смешивать игру с личностью исполнителя – довольно обычная вещь. Причин для этого несколько. Либо актёру не хватает таланта перевоплощения в героя с другой ориентацией, - либо (что в России чаще) дело в специфике зрительского восприятия в данной стране. В обществе, где гомофобия навязана государством, зрительному залу не хватает культуры отделить персонаж от актёра-гея.

Впрочем, поцелуй журналиста Фандора с дамой на экране не теряет своего обаяния, даже если Жан Марэ предпочитал целоваться с парнями. В хорошем кино экранная реальность – отделена от жизни магией таланта и актёрской убедительности. Поэтому влюблённый взгляд Колина Фёрта в "Одиноком мужчине" вызывает у меня такое же доверие и абсолютное узнавание, несмотря на то, что Фёрт – "натурал".

Я знаю прекрасные роли геев, сыгранные "натуралами", - и роли "натуралов", сыгранные геями. Многое упирается в актёрское мастерство. Но не только, - поскольку в Третьем рейхе вы не можете требовать от публики любви к актёру-еврею, а в путинской России – объективности в оценке гея на экране.

Фильм "Все песни только о любви" (насколько я помню) благосклонно воспринимался залом лишь до тех пор, пока герой Гарреля не оказался в объятиях влюблённого студента. И возмущённые крики "ф-ууу" - лучше всего обозначили культурную дистанцию между нами и Европой.

Для одного типа публики – это была эмоциональная история двух парней в доверительный момент их отношений; для других – "анальная" картинка, где "Гаррель трахает какого-то гомика".

"Пошлость пошлого человека" - неотъемлемая черта любой гомофобии, и это важно понимать, когда мы пытаемся осмыслиить психологические истоки явления.

Как писалось в старом фельетоне, "так уж вышло, что любой человек под одеждой - голый". Но на то и существует культура, которая помещает "голого" в культурный, социальный контекст.

Срывая с гея условную одежду (вынося на обсуждение в паблик его сексуальные техники), гомофоб не просто пытается встать в позицию социальной власти над вами (поскольку нагота – равна социальной уязвимости), но и пытается поставить гея вне культуры, оставляя ему единственное право на биологическое, животное существование.

Но в этом и слабость (я бы сказал, главный изъян) гомофобии: вынося культуру за скобки в оценке кого-либо, гомофобия и сама ставит себя вне культуры. Делая "постель" центром глобальной оценки человека, - гомофобия лишь подтверждает ущербность своей картины мира.

Это, действительно, пошло. Так же, как тыкать пальцем в гениталии "Давида", считая пенис - центром авторского замысла.

Александр Хоц




https://anatoligreen.dreamwidth.org/1715530.html
Tags: гомофобия, дебилы, права человека
Subscribe

promo anatoligreen november 5, 2017 04:13 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Промо блок свободен абсолютно для всех
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment